ВОСПОМИНАНИЯ О СМЕРТИ: СТР. 28

оглавление

На предыдущую страницу

NDE – у кого он был и при каких обстоятельствах?

Другие вопросы, возникшие в «Жизни после жизни», имели отношение к личным характеристикам личностей, сообщающих NDE, и обстоятельствам, при которых NDE происходил. В частности, поскольку не все лица сообщили об NDE, последующим вслед за околосмертным критическим событием, были ли различия в социальных и демографических предпосылках тех, кто сообщал и тех, кто не сообщал об NDE? Чтобы определить это, мы оценили возраст, пол, национальность, место проживания, размер домашнего сообщества, образование, профессию, религию, частоту посещения церкви и предшествующее знание об NDE каждого человека (см. Табл. II). Используя эти переменные величины, мы сравнивали между собой группы с NDE и группы без оного. Не было найдено значительных различий между ними, кроме одного – предшествующего опыту знания о нем. Значительно меньшее число людей с NDE (по сравнению с не имевшими NDE) утверждало, что знало о феномене прежде своего околосмертного критического события. Причина данной находки неясна. Возможное толкование этого включает в себя время, в течение которого происходило околосмертное критическое событие. В среднем, критические события лиц без NDE происходили за 1,3 года до интервью (см. Табл. IV), в то время как критические события лиц с NDE происходили в среднем за 4,9 года до интервью. То есть, критические события «безопытных» были более свежими, чем события имевших NDE. Гласность  в отношении NDE лишь позднее становилась довольно широко распространенной. Возможно, что эта огласка играла роль «информирования» об NDE многих людей с недавно происшедшим критическим событием до их собственного околосмертного критического события. В свою очередь, это может объяснить различие между лицами с недавними и давними околосмертными критическими событиями как «предшествующее знание об NDE». Каким бы ни было объяснение, эти находки наводят на мысль о том, что осведомленность по поводу NDE не кажется предрасполагающей к имению такового опыта, поскольку в данном исследовании те, кто имел «предшествующее знание», сообщали о последующем за близостью смерти опыте реже, чем те, у кого не было «предшествующего знания».

Далее, каковы были обстоятельства, при которых происходили эти NDEs? Различались ли детали околосмертных критических событий у лиц, имеющих и не имеющих NDE? Чтобы найти ответ на данные вопросы, обстоятельства каждого околосмертного критического события приводились из обоих источников – медицинских записей и личных воспоминаний человека. Во-первых, критические события были разделены на три категории: остановка сердца, кома и несчастный случай. Во-вторых, расположение каждого критического события определялось как свершившегося внутри или вовне среды госпиталя. В-третьих, оценка продолжительности нахождения без сознания, связанная с каждым околосмертным критическим событием, делалась (когда более точная информация была недоступна в медицинских записях) следующим образом: (1) событие меньше минуты, содержащее в себе скоро преходящие нарушения сердечного ритма, вызывающие краткую потерю сознания и не требующие никаких реанимационных мероприятий; (2) 1-30 минут, включающие в себя большинство сердечных реанимаций, за исключением затянувшихся или известных смягчающих обстоятельств (например, повторяющихся безуспешных дефибрилляций вслед за возможным восстановлением сердечного ритма); и (3) более получаса, включающие в себя большинство коматозных ситуаций. В-четвертых, метод реанимации оценивался в каждом случае по следующей схеме: (1) никакие – лица возвращались безо всякой помощи; (2) медикаментозные – все «безэлектрические» методы и медпрепараты, часто используемые при острых медицинских кризисах (например, наружный массаж сердца, нормализующие сердечный ритм и поддерживающие кровяное давление лекарства и т.д.); (3) лекарства и дефибрилляция – все методы из второго пункта плюс дефибрилляция (электрошок, применяемый на грудной клетке для коррекции потенциально фатальных нарушений сердечного ритма); и (4) хроническая поддержка – все поддерживающие меры (например, внутривенная глюкоза, электролиты, антибиотики и т.д.), используемые при критических неострых коматозных ситуациях.

Сравнение групп с NDE и без оного по обстоятельствам околосмертного кризиса находятся в Таблице VI.  Тип критического события был одинаков в обеих группах. Как бы то ни было, группа с наличествующим NDE чаще сталкивалась с околосмертным кризисом внутри госпиталя, у нее обычно период нахождения без сознания составлял более одной минуты, и она чаще получала некоторые типы реанимационных мер, нежели другая группа без NDE. При оценке данных находок нужно было учитывать, что 85% этой целой группы из 78 людей было выживших при остановке сердца. В общем, лица, проходившие лечение внутри госпиталя имели больше шансов выжить при остановке сердца, которая продолжалась более чем минуту, и больше шансов испытать на себе некоторые типы реанимационных мер, чем те люди, которые столкнулись с ситуацией остановки сердца вне госпиталя. Это могло бы объяснить появление всех этих трех переменных остановки сердца - (1) местонахождения в госпитале; (2) бессознательности, длящейся более минуты; (3) вовлечения некоторых методов реанимации – одновременно в такой же группе. Тот факт, что все эти три переменные чаще обнаруживались в случаях с NDE, тем не менее предполагает, что остановки, связанные с NDE, были более серьезной природы (например, более близкими к смерти?), чем те ситуации остановки, которые с NDE связаны не были.

На следующую страницу

tags:

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования
Back to Top