ВОСПОМИНАНИЯ О СМЕРТИ: СТР. 55

оглавление

На предыдущую страницу

Выводы

При сравнении сообщений о деталях в этих шести автоскопических околосмертных опытах с событиями действительного кризиса и обычной медицинской процедуры мы видим, что эти люди дали заслуживающие доверия изображения своих мытарств. Не смотря на то, что должны быть оценены их утверждения о том, что они наблюдали эти детали из позиции, удаленной от их физических тел, сперва нужно исключить другие, более традиционные объяснения этого феномена.

1. Точное изображение околосмертного критического события, основанное исключительно на предшествующем общем знании. Ранее в этой главе я упоминал возможность того, что общее знание человека о технике CPR, предшествующее его личной сердечной реанимации, может позволить ему «вслепую» реконструировать события, последующие за остановкой сердца, без фактического «наблюдения» их из автоскопической позиции. 25 «контрольных» сердечных пациентов были опрошены для оценки их уровня знания техники CPR. Никто из них не утверждал, что имел автоскопический околосмертный опыт во время остановки сердца, но их бэкграунды были схожими с теми, кто имел. 80% из этих контрольных пациентов допускали как минимум одну серьезную ошибку при попытке описать внутрибольничный CPR при помощи собственного знания этой техники – степень неточности, не увиденная в описаниях CPR, базирующихся на автоскопическом NDE. Это говорит о том, что описания CPR из автоскопического околосмертного опыта не базируются лишь на предыдущем общем знании человека о CPR.

Предположение о том, что автоскопический околосмертный опыт основывается на предыдущем генеральном знании техники  CPR, становится сомнительным, когда оценивается тип деталей техники CPR, сообщенных из околосмертного опыта. Эти автоскопические детали являются довольно специфическими для фактической описанной реанимации и не могут иметь равное значение с клиническими обстоятельствами иных околосмертных критических событий. Например, мужчина из Случая 3 сказал, что его CPR состояла исключительно из сердечной дефибрилляции – описание, соответствующее фактическим событиям, реконструированным из его медицинской записи. Мужчина из Случая 5 описал проведение нескольких дополнительных процедур, включающих в себя «укол в пах» - описание, согласное с его медицинской ситуацией, но не подходящее к состоянию пациента из Случая 3. Ничего общего нет между автоскопическим описанием Случая 3 и медицинской ситуацией в Случае 5. Это означает, что автоскопическое описание техники CPR относительно специфическое для описанной реанимации. Если бы автоскопическое описание базировалось на «предыдущем общем знании» техники CPR, эти специфические детали рассматриваемой реанимации не были бы найдены.

2. Точное изображение околосмертного критического события основывается на информации, полученной от информированного наблюдателя. Всегда есть возможность того, что точность автоскопического околосмертного опыта относится к информации, переданной околосмертному выжившему кем-то (доктором, медсестрой и т.д.), кто был свидетелем реанимации. Я нахожу такую возможность маловероятной по двум причинам. Во-первых, тип информации, содержащийся в автоскопических описаниях – это не то, что могло быть объяснено пациенту, возвращенному после остановки сердца. Обычно свойственно объяснять реанимированным пациентам, что их «сердце перестало биться» и что был использован «электрический шок» на груди для стабилизации сердечного ритма, но нет мыслимой причины давать детали, сообщенные в типичном автоскопическом околосмертном опыте – введение пластиковых дыхательных путей, проверку пульса в сонной артерии или реакции зрачка в глазу, извлечение артериальной крови из руки или паха, движение стрелок на циферблате дефибриллятора и т.д. Во-вторых, несколько пациентов утверждали, что они сообщали об автоскопическом опыте вскоре после реанимации. Интервью с членами семьи подтверждают эти утверждения. Более того, эти члены семьи наблюдали то, что настоящее описание околосмертного опыта соответствовало последующим пересказам опыта их реанимированного родственника.

3. Точное изображение околосмертного критического события основано на визуальной и вербальной перцепциях во время полубессознательного состояния. Как и хирургические пациенты, которые иногда могли слышать беседы между врачами и медсестрами в операционной во время общей анестезии (см. предшествующую главу), находящийся без сознания околосмертный пациент также мог слышать вербальные ремарки во время собственной реанимации. Если позже это вспоминалось околосмертным выжившим, возможно, его автоскопический NDE можно было бы объяснить как комбинацию вербальной информации внутри визуальной картинки того, что фактически происходило. В предшествующих шести случаях, тем не менее, несколько автоскопически воспринятых событий были не аудиальной природы (например, модель движения стрелок на циферблате дефибриллятора). Более того, интерпретации некоторых автоскопических деталей указывают на то, что перцепции деталей были визуальными, а не слуховыми. Например, мужчина из Случая 5 описал «укол в пах… Мне показалось, что они туда дали укол…» Процедура, описанная им, является не инъекцией, а извлечением крови из бедренной артерии для определения кровяных газов. Если его автоскопическое описание этой процедуры основывалось на замечаниях других присутствующих, он затем не мог бы неверно интерпретировать цель процедуры. Как бы то ни было, подобная неверная интерпретация может быть легко понята, если мужчина наблюдал ее с отдаления, как он утверждал; «укол в пах» - это логичный вывод, основанный на визуальном наблюдении введения маленькой иглы и шприца в область паха.

Но могли ли автоскопические перцепции возникнуть в результате прерывистых взглядов на реанимацию через физические глаза полубессознательной личности? Опять же я нахожу это маловероятным, поскольку множество деталей, описанных из автоскопического NDE, относились к объектам и событиям вне поля зрения реанимируемого. Наиболее примечательный пример, конечно, был дан мужчиной в Случае 6, который идентифицировал троих членов семьи, стоящих в коридоре госпиталя в то время, как его голова была повернута в противоположную сторону.

Таким образом, мы попытались объяснить кажущуюся точность автоскопических околосмертных опытов предществующим общим знанием, переданной другим человеком информацией и физическими перцепциями зрения и слуха во время полубессознательности. Не одна из этих возможностей не является правдоподобным объяснением.

Некоторые другие объяснения должны быть найдены для объяснения этих вещей – это задание осуществленно в заключительных главах этой книги.

На следующую страницу

tags:

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования
Back to Top