ВОСПОМИНАНИЯ О СМЕРТИ: СТР. 46

оглавление

На предыдущую страницу

А.: Делали ли они что-либо с Вашей грудью перед тем, как дать шок?

Ч.: Не они. А другой доктор, когда они сперва забросили меня на стол, ударил меня. Имею в виду, он действительно адски меня долбанул. Он замахнулся кулаком над своей головой и ударил меня прямо в центр груди. А потом они нажимали на мою грудь наподобие искусственного дыхания, не точно как это, но любопытно схоже с искусственным дыханием.  Они засунули пластиковую трубку наподобие той, какую ты кладешь в баллон с маслом, они засунули это мне в рот.

А.: Пытались ли они запустить капельницу?

Ч.: Да. Они старались запустить одну на моей левой руке, но рука была сломана в дверях. Затем они пошли выше и положили длинную лопасть, и лопасть была под столом. Они высунули ее и затем запустили ее на обратной стороне моей руки. Но я уверен, что это было после того, как монитор начал регистрировать сердцебиение и я вернулся в свое тело.

А.: Когда-либо Вы видели такую последовательность событий по телевизору?

Ч.: Нет. Но после того, как выписался из больницы, у них была программа «Непредвиденный случай» [Emergency]. Я посмотрел ее, и в одной из частей у них была остановка сердца на бетоне, на улице. Я начал смотреть это, но не смог, поскольку у меня начались реальные тяжелые боли в груди лишь от одного просмотра. Я должен был подняться и уйти, и принять нитроглицерин. Моя жена мне не позволяла смотреть на это. Но я всего лишь глянул первую часть, где они распарывали у мужчины рубашку.

Вкратце, этот мужчина реконструировал следующие события из своего автоскопического NDE: его тело было поднято с пола на носилки; его ноги привязали к носилкам; резкий удар «доктора» по его груди с последующим мануальным сдавливанием  груди; его тело катилось вниз по залу на носилках навстречу аварийной тележке с дефибриллятором, кардиальным монитором и другим реанимационным оборудованием; введение пластиковой дыхательной трубки в его рот; кардиальный монитор; инъекцию медикаментов внутрь сердца; две попытки кардиальной дефибрилляции и возвращение в физическую сознательность, после которой была запущена капельница с задней стороны его правой руки.

Комментарий: Записи приемного покоя (недоступные этому мужчине) указывают, что он прибыл в госпиталь в 19:43 с жалобами на острую боль в груди. Эта боль первоначально диагностирована как хиатальная грыжа, болезненное желудочное расстройство. Ему дали немного болеутоляющего и отпустили домой. Когда он покидал приемный покой в 21:35, внезапно упал в холле. Немедля нашли у него отсутствие пульса и дыхания и начали CPR. Было использовано несколько сердечных медикаментов. Две дефибрилляции в 400 джоулей (электрошок на груди) было подано по причине вентрикулярной фибрилляции (перебоя в работе сердца), после которых мужчина вернулся в сознание. Далее он был доставлен в отделение интенсивной терапии госпиталя с окончательным диагнозом – острый инфаркт Миокарда (сердечный приступ) и остановка сердца.

Автоскопическое описание этим мужчиной своей остановки сердца и CPR хорошо соотносится с медицинским отчетом, записанным в его карте. Как обычно в подобных ситуациях, медицинская запись резюмирует лишь часть деталей CPR-процедуры (тип и дозу сердечных медикаментов, тип сердечной дизритмии, электрическая дефибрилляция и т.д.). Однако, отчет мужчины описывал в процедурных деталях, как происходила CPR. Его описание чрезвычайно точно в изображении внешнего вида обеих техник CPR и надлежащей последовательности, в которой производились каждая из этих техник – например, удар по груди, внешний массаж сердца, введение дыхательной трубки, назначение  медикаментов и дефибрилляции.

Тем не менее, введение сердечных медикаментов непосредственно в сердце специально не упоминалось в записях приемного покоя. Эта процедура сегодня обычно не проводится во время внутрибольничной CPR, но была обычной практикой в ранних семидесятых, когда произошла остановка сердца этого мужчины. Это был быстрый (подчас опасный) метод назначения сердечных лекарств, когда не было непосредственно доступно никакого другого внутривенного способа подачи медикамента. В случае этого мужчины, он, несомненно, не имел капельницы поблизости в то время, как был поражен, поскольку шел домой. Более того, из его собственного описания, он вспоминал капельницу, запущенную на его правой руке после реанимации. Вполне вероятно, что направленные в сердце медикаменты был даны при экстренных обстоятельствах остановки его сердца, и что регулярная капельница была запущена в более позднее время.

После нашего интервью я зашел узнать, что у этого мужчины все в порядке, и посетил его несколько раз у него дома. Я ни разу не находил никаких симптомов того, что он обладал более чем дилетантским знанием медицины. Более того, из течения нашего первоначального разговора во время интервью как такового (которое было не запланировано и непредвиденно) очевидно, что многие детали, им описанные, были даны в ответ на мои собственные расследования и не были добровольными, как можно было бы ожидать от информированного человека, пытающегося «реконструировать» события реанимации вследствие детального знания процедуры. Я также был поражен его реакцией на мое непреднамеренное использование слова «лопасть» для описания инструмента, который держали на груди пациента во время электродефибрилляции. «Лопасть» - это широко используемый термин для этих инструментов и настолько укоренившийся в моем сознании, что я использовал его, не думая. Мужчина продемонстрировал свое незнание данного слова свои ответом: «они не были лопастями, Доктор. Это были круглые диски с ручками. Не лопасти». Его описание довольно точное, конечно, в буквальном смысле. Однако, его реакция была еще одной уликой того, что он не был сведущ в обычной больничной терминологии и процедуре, особенно когда это касается CPR.

На следующую страницу

tags:

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования
Back to Top